Ответственность представителя в гражданском процессе

Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Ответственность представителя в гражданском процессе

Вчерашний научный круглый стол по вопросу об ответственности за ложь в суде и предшествующая ему дискуссия в фейсбуке побуждают меня написать на эту тему.

Я не ставлю своей целью полностью осветить эту проблему и остановлюсь только на ответственности представителей, поскольку именно по этой теме звучали самые спорные, на мой взгляд, утверждения.

Впрочем, многие мои утверждения будут не менее спорны, и скорее представляют собой отправные точки для развития дискуссии, чем описание законченной концепции.

Как известно, в российском процессе судебные представители нередко опрашиваются судьями по вопросам факта. Например, судья спрашивает представителя ответчика о том, получил ли его доверитель товар от истца или нет.

Представитель отвечает, что нет, хотя и знает, что в действительности товар был получен. Причина этого состоит в том, что представитель предполагает, что у истца не имеется доказательств отгрузки товара, и на этом основании рассчитывает выиграть дело.

Стал ли представитель источником ложных доказательств в описанной ситуации?

Объяснения лиц, участвующих в деле, – разновидность личных доказательств. Доказательство, в свою очередь, это след обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Для того, чтобы доказательство закрепилось, и его можно было принести в суд, должен существовать следоноситель.

Для письменных доказательств – это, как правило, бумага, а для объяснений лиц, участвующих в деле, и свидетельских показаний – это память.

Именно в человеческой памяти отпечатывается реальная действительность, что впоследствии позволяет установить факты прошлого путем опроса или допроса этого человека.

В памяти судебного представителя нет следов обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела (за редкими исключениями, о которых имеет смысл поговорить отдельно).

Все, что он знает, известно ему лишь со слов доверителя, который, впрочем, тоже может знать часть обстоятельств лишь со слов третьих лиц.

Таким образом, представитель никак не может нести ответственность за дачу ложных объяснений по той причине, что он в процессе никаких объяснений не дает.

Чем же тогда являются заявления представителя по вопросам факта? Где бы ни делались эти заявления – в процессуальных документах или в судебном заседании – они не являются доказательствами. Речь идет о выполнении судебным представителем бремени утверждения.

Как известно, суд формирует бремя доказывания по делу на этапе подготовки к судебному разбирательству исходя из утверждений сторон (ст.133 АПК, ст.148 ГПК).

Следовательно, до выполнения бремени доказывания стороны должны выполнить бремя утверждения, изложив свою позицию относительно обстоятельств, по их мнению, имеющих значение для разрешения дела.

Именно этим и занимается представитель, транслируя суду утверждения о фактах.

Впоследствии представитель должен будет доказать все или хотя бы часть из них, прибегая в случае необходимости и к личным доказательствам, то есть приглашая своего доверителя прийти в судебное заседание для дачи объяснений или вызывая свидетелей для допроса.

Хорошо, представитель не может отвечать за ложность доказательств, но может ли он отвечать за ложность утверждений об обстоятельствах в тех случаях, когда он знает, что они ложны? В сознании российского практикующего юриста укрепилась идея о том, что представитель зачастую не только излагает суду версию своего доверителя, но и активно участвует в конструировании этой версии.

Это первый из поставленных вопросов, который, на мой взгляд, не имеет очевидного ответа. Тут может быть множество подходов.

Запрет на предоставление суду ложных объяснений направлен, во-первых, на обеспечения уважения к суду, которое будет подорвано, если в обществе будет распространяться мнение, что суд разрешает дело не по справедливости (праву), а в пользу того, кто лучше солжет. Во-вторых, он направлен на вынесение обоснованного судебного решения.

Сама по себе возможность представления ложной версии событий, на мой взгляд, не подрывает доверие к суду и не приводит к вынесению решения в пользу стороны по делу, поскольку суд руководствуется доказательствами, а не утверждениями.

Проигрыш другой стороны в результате того, что она представила менее убедительную версию событий либо не смогла подкрепить ее доказательствами, будет восприниматься как поражение вследствие непредусмотрительности, типичное для состязательного процесса.

Впрочем, в ответ на это можно возразить, что современный российский арбитражный процесс знает институт признания фактов путем их неоспаривания (ч. 3.1 ст. 70 АПК), и, таким образом, роль утверждений, сделанных другой стороной, существенно возросла. Однако, мне представляется, что ч.

3.1 ст. 70 АПК скорее инструментальна. Она подлежит применению лишь тогда, когда все стороны спора представили свои версии событий, и позволяет не доказывать лишь те факты, которые прямо не оспорены и существование которых не входит в противоречие ни с одной из представленных версий.

Но может быть именно профессия налагает на судебного представителя определенные требования? Даже если представление заведомо ложной версии событий не угрожает самому судопроизводству, возможно представитель просто не может позволить себе делать это по иным причинам. Это определенно было бы так, если бы судебный представитель воспринимался не столько оружием в руках клиента, сколько служителем правосудия. Эта концепция, выглядящая почти шуткой в современных российских реалиях, принята, например, в Англии.

Естественно, что просто назвать судебного представителя служителем правосудия мало. Для того, чтобы это действительно стало так, люди, которые сегодня себя чувствуют находящимися по разные стороны баррикад, судьи и профессиональные судебные представители, должны почувствовать себя носителями одной профессии.

И те, и другие должны ощутить, что их клиент в широком смысле – общество.

Я сомневаюсь в том, что такое чувство может быть обретено вне единого профессионального сообщества, когда сегодняшний профессиональный представитель завтра без труда становится судьей, а судья уходит в отставку и начинает практиковать в качестве судебного представителя.

Неполным было бы рассмотрение вопроса о запрете предоставления ложной версии событий без соотнесения его с состязательной формой процесса.

Артем Карапетов, выступая на научном круглом столе, привел следующий пример: представитель ответчика по делу о взыскании долга по договору поставки заявляет о том, что договор не заключен.

Когда истец представляет доказательства того, что договор заключен, представитель ответчика утверждает, что товар не поставлен. Когда истец доказывает, что товар поставлен, представитель ответчика приводит новые возражения по фактам и т.д.

В принципе состязательная форма процесса и сам принцип состязательности допускают, что одна сторона может препятствовать другой стороне в достижение нужного ей решения любыми процессуальными средствами.

Однако чистый состязательный процесс (процесс как состязание без ограничений) и чистый принцип состязательности (идея о том, что доказательства представляются только сторонами) почти не встречаются.

Вопрос, таким образом, состоит в том, предусматривают ли наши процессуальные кодексы ограничение на изменение презентованной стороной версии событий по ходу процесса?

И ГПК, и АПК предусматривают, что предмет доказывания формируется на стадии подготовки к судебному разбирательству, хотя это не означает, что он вместе с версией событий не может изменяться в дальнейшей. Однако, АПК к тому же предусматривает процедуру раскрытия доказательств (ч. 4 ст. 65 АПК), которая, как нам всем хорошо известно, не работает.

Сами же арбитражные суды и привели к тому, что институт раскрытия доказательств не заработал с самого момента его появления в кодексе.

А ведь именно этот институт мог бы исключить ситуации наподобие той, которая описана нашим коллегой, поскольку раскрыть доказательства в начале процесса означает лишить себя большей части возможностей изменить свою версию событий впоследствие.

В чем же причина низвержения института раскрытия доказательств судами? Конечно, его применение требует от судей дополнительной квалификации, однако, со временем он облегчил бы работу самим судьям.

Причина, по-видимому, состоит в том, что арбитражный процесс, как и гражданский, воспринимается судами как непрофессиональный.

Так что лишь немногие попытки привнести в него повышенные требования для участников удаются.

Возможно, есть и еще одна менее рациональная причина – как известно, в сознании многих российских судей стремление к постижению объективной истины по делу неистребимо. Какой судья удержится от того, чтобы исследовать доказательство, проливающее свет на истинное положение дел, хотя бы и представленное с нарушением правил о раскрытии доказательств?

Вместе с тем возможно требование стабильности представляемой сторонами версии событий могло бы стать тем естественным сдерживающим фактором, которое заставляет сторону с самого начала придерживаться версии событий, которая максимально близка к правдивой. Ведь чем сильнее было бы отклонение от нее, тем выше, по общему правилу, риск проиграть дело.

Подводя итог, действующий закон и судоустройственная реальность, на мой взгляд, не позволяют возложить на судебного представителя ни ответственность за дачу ложных объяснений, ни ответственность за предоставление суду заведомо ложной версии событий.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/12/21/otvetstvennost_predstavitelya_za_utverzhdeniya_o_faktah_v_grazhdanskom_processe

Представительство в суде: введение

Ответственность представителя в гражданском процессе
​​​​​​​#ликвидацияооовмоскве #купитьготовуюфирму #купитьфирмувмоскве #готовыеооособоротом #регистрацияооовмоскве #регистрацияоооподключ #купитьюридическийадрес #юридическийадресвмоскве #бесплатнаяюридическаяконсультация

Согласно Конституции РФ все граждане равны перед судом и каждому гарантировано право на получение квалифицированной правовой помощи. Именно для обеспечения равноправия сторон, защиты их прав и законных интересов и создан институт представительства в суде. Рассказываем, что он собой представляет, когда и кому необходим, кто может быть представителем в суде и какие полномочия он имеет.

Представительство в суде – вид деятельности, который возник практически одновременно с судами

Понятие представительства в суде, зачем и кому оно необходимо

Представительство в суде – это правовая деятельность одного лица (представителя) по поручению другого лица (доверителя), направленная на защиту в судебном порядке прав и законных интересов последнего.

Право гражданина вести дела в суде через своего представителя закреплено в ст. 48 ГПК РФ и ст. 54 КАС РФ. Этой нормой законодатель уравнивает возможности лиц, которые по той или иной причине не могут отстоять свои интересы в суде лично и / или не имеют для этого нужных познаний в области права. Участвовать в гражданском процессе через представителя могут и юридические лица (организации).

Услуга представительства в суде требуется, если доверитель:

  • не достиг совершеннолетия, обладает ограниченной дееспособностью или полностью недееспособен;
  • не может физически (находится на работе, в отъезде, в больнице, живет в другой стране) или не желает присутствовать на судебных заседаниях;
  • не уверен, что сможет квалифицированно защитить себя самостоятельно.

Оптимальный вариант, когда на судебном заседании присутствует и доверитель, и его представитель. Первый хорошо владеет фактической стороной дела, второй – готовит грамотное юридическое обоснование рассматриваемого вопроса.

Кто может быть судебным представителем

В соответствии со ст. 49 ГПК РФ судебным представителем может быть любое дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в суде. Исключение составляют судьи и другие работники суда, а также следователи и прокуроры – они могут представлять только те организации, в которых работают.

В судах общей юрисдикции и арбитражных судах II, III и выше инстанций (апелляционные, кассационные) представителем могут быть только адвокаты или иные специалисты, имеющие высшее юридическое образование.

На представителя в суде имеют право обе стороны судебного процесса – и истец, и ответчик

Виды представительства в суде

Выделяют 3 вида представительства в суде. В основу классификации положен способ установления правовых отношений между доверителем и его представителем.

Добровольное (договорное)

Основанием для возникновения правоотношений между представителем и представляемым лицом служит добровольное соглашение (договор). Оно может быть бесплатным, когда услугу оказывают по дружбе, родственным связям, трудовым обязанностям (юрист в компании). Но в большинстве случаев это платная услуга.

На договорных началах целесообразно привлекать специалиста с высшим юридическим образованием (адвоката, юриста) и опытом представительства в суде, способного оказать квалифицированную правовую помощь.

Иногда доверитель не оформляет письменный договор на представительство в суде, считая, что можно обойтись только доверенностью. Это неправильно. Доверенность наделяет представителя только правами, в договоре же прописываются и обязанности.

Законное

Классический пример законных представителей – родители (усыновители), опекуны, попечители несовершеннолетних детей и граждан, ограниченных в дееспособности. Такое право им дает закон, а подтверждающими документами служат свидетельство о рождении ребенка, акт органа опеки о назначении опекуна и т. п.

К законным представителям в суде также относятся некоторые другие субъекты, например, органы опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних, арбитражный управляющий в делах о банкротстве, консул, представляющий граждан своей страны, душеприказчик в делах о наследстве.

Законный представитель может выполнять от имени своего подопечного любые процессуальные действия, в том числе поручить ведение дела специалисту с юридическим образованием, например адвокату.

По назначению суда

Если местонахождения ответчика неизвестно, а также в некоторых других случаях суд имеет право сам назначить представителя (ст. 50 ГПК РФ). Им может быть адвокат или другой специалист с высшим юридическим образованием.

Выбирая представителя в суде, делайте ставку на его профессионализм, опыт и специализацию

Оформление полномочий судебного представителя и их объем

Полномочия судебного представителя физического лица оформляются доверенностью, заверенной у нотариуса. Закон предусматривает и другие способы удостоверения этого документа – по месту работы, учебы, проживания (ТСЖ, ЖЭК) или временного нахождения (больница, социальное учреждение) доверителя.

Правовой статус представителя юридического лица подтверждают документом, который наделяет его этими полномочиями, например, приказом или иным документом о назначении на должность.

Полномочия адвоката на представительство в суде оформляются ордером, выданным соответствующим адвокатским объединением (коллегией, бюро, консультацией).

Осуществляя делегируемые ему полномочия, представитель может:

  • знакомиться с материалами дела и снимать с них копии;
  • собирать доказательства по существу рассматриваемого вопроса;
  • направлять запросы, ходатайства, возражения, жалобы;
  • требовать назначения экспертиз;
  • участвовать в судебных заседаниях и др.

Но есть такие процессуальные действия, которые нужно специально оговорить в доверенности, иначе суд их не разрешит. Без специальных полномочий представителю нельзя:

  • подписывать, подавать / отзывать иск вместо доверителя;
  • обжаловать решение суда;
  • направлять дело в третейский суд;
  • идти со второй стороной на мировое соглашение;
  • передавать свои полномочия другому представителю;
  • осуществлять имущественные права доверителя.

Чтобы участвовать в судебном заседании, представитель обязан предъявить суду документ, подтверждающий его полномочия.

Среди юридических услуг интернет-сервиса Pravo-ved.ru есть и представительство в суде. Юристы компании окажут квалифицированную помощь по уголовным, административным, гражданским, семейным делам, защитят интересы компании в арбитражном суде.

Источник: https://www.pravo-ved.ru/predstavitelstvo-v-sude-vvedenie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.