Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в

Осуществление правосудия только судом

Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в

Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в ст. 118 Конституции РФ. Этот принцип в той или иной формулировке воспроизводится во многих законодательных актах, регулирующих вопросы правосудия.

Суд является единственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти.

В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» правосудие осуществляется Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, верховными судами республик в составе Российской Федерации, судами краев, областей, городов Федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов, районными судами, окружными военными судами и гарнизонными военными судами, а в системе арбитражных судов – окружными и судами субъектов рФ. Кроме перечисленных федеральных судов, правосудие осуществляют конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов РФ.

Упомянутый федеральный конституционный закон предусматривает возможность создания специализированных федеральных судов с целью рассмотрения гражданских и административных дел. Эти категории дел будут рассматриваться по существу, т. е. в первой инстанции, а принимаемые решения подлежат проверке в установленном порядке в федеральных судах второго звена.

Учреждение иных судов возможно только путем внесения изменений в указанные акты.

Акты правосудия (приговоры и иные судебные решения) после вступления в законную силу приобретают обязательную силу. Решения суда могут изменить или отменить только вышестоящие суды, круг которых четко ограничен указанными выше законами.

Рассматривать и разрешать гражданские и уголовные дела суд способен, если он законен, компетентен и беспристрастен.

Существенное значение в обеспечении перечисленных свойств на этом направлении имеет определение законом состава суда на основе единоличного и коллегиального начал, который должен рассматривать конкретное дело.

Состав суда определяется федеральным законом и зависит от инстанции, в которой рассматривается дело.

Законодательством установлено положение, в соответствии с которым каждое дело должно быть рассмотрено одним и тем же составом суда.

принципа «осуществление правосудия только судом» включает осуществление судебной деятельности во всех ее формах, т. е. разрешение дел по существу в первой инстанции, разбирательство в кассационной (апелляционной) инстанции и в надзорном порядке (в том числе и по вновь открывшимся обстоятельствам).

Функционирование системы судебного контроля – важная составляющая обеспечения правосудия строго в рамках закона.

Особая роль принадлежит Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду рФ, которые обобщают судебную практику, анализируют причины допускаемых нарушений и дают судам необходимые разъяснения, публикуя свои документы для широкого использования в Бюллетене Верховного Суда РФ и Вестнике Арбитражного Суда РФ.

Некоторые совместные документы двух высших судов уточняют вопросы распределения полномочий по рассмотрению дел так, чтобы во всех случаях правосудие осуществлялось только судом.

12.Принцип осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом

Конституция РФ (ст. 19) провозглашает равенство всех перед законом и судом.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина во всех сферах политической и социально-экономической жизни государства независимо от пола и расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (ст.

7), адресуя эту норму судам, внес в нее дополнение о том, что суд может принимать во внимание и другие обстоятельства, связанные с необоснованным ограничением прав человека, не указанные в федеральном законе.

Таким образом, судам предоставлена возможность признавать и иные обстоятельства, кроме тех, которые перечислены в ст. 19 Конституции РФ.

Равенство перед законом включает двоякий подход к проблеме.

Во-первых, оно означает одинаковое применение норм, закрепленных в законе, ко всем гражданам.

Во-вторых, принцип равенства перед законом относится и к законотворческой деятельности, диктуя необходимость исключать нормы, дискриминирующие стороны по каким-либо признакам, запрещенным Конституцией РФ.

Равенство перед судом предусматривает, что правосудие должно осуществляться на основе единого суда для всех, т. е. всем участникам процесса предоставляются одинаковые права защищать свои интересы.

Таким образом, единое для всех равенство перед законом дополняется и единством суда. Не допускается создание каких-либо специальных судов, осуществляющих правосудие для отдельных групп населения по социальным, национальным или иным признакам, а также создание чрезвычайных судов.

Известно, что действующее законодательство предусматривает особенности судопроизводства, касающиеся порядка возбуждения дел в отношении военнослужащих, а также некоторых категорий должностных лиц.

В сфере правосудия по делам военнослужащих эти особенности влияют лишь на определение подсудности с учетом воинского звания. Однако процедура в суде осуществляется по единым правилам, поскольку военные суды – часть судов общей юрисдикции и их деятельность регламентируется единым материальным и процессуальным законодательством.

Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Предание их суду возможно только после лишения депутатской неприкосновенности на основании решения соответствующей палаты парламента, по представлению Генерального прокурора РФ (ст. 98 Конституции РФ).

Неприкосновенность депутатов представительных органов субъектов РФ носит более ограниченный характер. Она не распространяется на действия депутатов, связанные с преступлениями против личности, а также на иные действия, не относящиеся к их депутатским полномочиям.

Одной из гарантий соблюдения принципа равенства всех перед законом и судом является установление уголовной ответственности за нарушение равенства граждан в зависимости от их социального, имущественного и других отличий, причинившее вред их правам и интересам (ст. 136 УК РФ)

11.Принцип независимости судей

Независимость судей – важнейший принцип правосудия. Не случайно поэтому он получил отражение в законах о судах (ст.12 Закона о судоустройстве; ст.6 Закона об арбитражном суде; ст.5, 13 Закона о Конституционном Суде), в процессуальных кодексах (ст.16 УПК, ст.7 ГПК, ст.5 АПК); Законе о статусе судей (ст.1, 9,10).

Особо необходимо отметить ст.120 Конституции РФ, в которой выражена суть принципа независимости судей: “Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону”. Корректируя в связи с принятием Конституции РФ Закон о статусе судей, законодатель подчеркнул в ст.1 п.

4 этого закона: “Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны”.

Значение данного принципа правосудия состоит в создании для судей таких условий осуществления их деятельности, при которых они могли бы рассматривать дела и принимать по ним решения на основе Конституции и других федеральных законов, руководствуясь исключительно своим внутренним убеждением.

Такая обстановка может быть обеспеченной, если суд огражден от какого-либо воздействия, давления на него со стороны. Только в этом случае может быть реальной самостоятельность судебной власти при осуществлении правосудия, о которой со всей определенностью упоминает ст.10 Конституции РФ.

Независимость судей является непременным условием отправления правосудия. Независимость – это исключение любого воздействия на судей со стороны других лиц и организаций при рассмотрении судом конкретных дел. При рассмотрении дел суд не связан мнением участников процесса.

В каждом случае, принимая решение, суд руководствуется законом, правосознанием, своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела в совокупности.Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение согласно закону.

Несоблюдение этого принципа является существенным нарушением процессуального закона, влекущим отмену судебного решения. Установленный Конституцией РФ принцип независимости судей и подчинение их только закону обязывает суды пресекать любые попытки вмешательства в разрешение конкретных дел.

Судам надлежит ставить перед соответствующими органами вопрос о привлечении к ответственности таких должностных лиц.В то же время впервые избранным народным заседателям необходимо разъяснить цели и задачи правосудия, его демократические принципы, специфику исполнения заседателями своих обязанностей, требования, предъявляемые к судьям.

Иначе трудно обеспечить разрешение дела на основе закона.Опыт многих десятилетий и даже столетий говорит о том, что суд относится к числу таких государственных учреждений, решения которых находятся в поле зрения других государственных органов, должностных лиц различного уровня и просто граждан, так или иначе заинтересованных в результатах разбирательства конкретных дел.

Отсюда и то многообразие способов и методов, используемых для оказания влияния на суды, которые выработаны многолетней практикой. Вплоть до наших дней к такого рода способам и методам относится многое: от посулов и подкупов до угроз и физической расправы с судьями. Чем дальше, тем более изощренными становятся эти способы и методы.

В связи с этим существенное внимание уделяется разработке и внедрению гарантий независимости судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей. Усилия в этом направлении предпринимаются давно. Весьма заметный шаг был сделан 26 июня 1992 года, когда Верховный Совет РФ принял Закон о статусе судей.

Созданием условий, исключающих угрозу независимости извне, поставленная проблема не решается в полной мере. Конечно, существует проблема ограждения суда от влияния со стороны, от посторонних лиц. Но существует опасность влияния или давления на судей со стороны председательствующего или других судей, входящих в судейскую коллегию.

Вот почему закон, в особенности при рассмотрении уголовных дел, призван процессуальными средствами решить эту двуединую проблему. В этих целях УПК, в частности, предусматривает постановление приговора в специальном помещении – совещательной комнате.

Во время совещания судей в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу; присутствие иных лиц не допускается (ч.1 ст.302 УПК). При этом в ходе совещания судей председательствующий (в коллегии присяжных – старшина) подает свой голос последним (ст.306, 453 УПК).

Правило о тайне совещания относится как к профессиональным судьям, так и к народным и присяжным заседателям (ст.302, 306, 452, 453 УПК, ст.11 Закона о судоустройстве РСФСР). Ограждение суда от проникновения влияния извне еще не решает, как было отмечено, проблемы обеспечения тайны совещания судей. Поэтому закон запрещает судьям разглашать суждения, имевшие место во время совещания (ч.

2 ст.302 УПК). Соблюдение этих требований обеспечивается тем, что нарушение тайны совещания судей признано обстоятельством, влекущим обязательную отмену приговора (ст.345 УПК). Независимость судей и подчинение их только закону – это не лозунг, это положение, обеспеченное существованием определенных, закрепленных в ст.

9-16 Закона о статусе судей гарантий того, что этот процессуальный принцип возможно реализовать.

Таковыми являются следующие: требования к судье, кандидату в судьи и порядок его назначения; присяга судей; предусмотренная законом процедура осуществления правосудия; запрет, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия; установленный порядок приостановления и прекращения полномочий судьи; право судьи на отставку; неприкосновенность судьи; система органов судейского сообщества; предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу; обязанность органов внутренних дел принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление; право судьи на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия.Одной из основных гарантий обеспечения независимости судей при осуществлении правосудия является закрепленный Конституцией РФ принцип разделения власти, в соответствии с которым судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти.

Требования к судье, кандидату в судьи и порядок назначения кандидата на должность судьи следующие. Согласно ст.4 Закона о статусе судей судьей может быть:

а) гражданин Российской Федерации;

б) достигший 25 лет;

в) имеющий высшее юридическое образование;

г) стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет;

д) не совершивший порочащих его поступков;



Источник: https://infopedia.su/3x7045.html

Принцип осуществления правосудия только судом

Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в

Дикарев И.С., кандидат юридических наук, доцент юридического факультета Волгоградского государственного университета.

“Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации, – гласит ч. 1 ст. 8 УПК РФ, – осуществляется только судом”. Приведенная норма уголовно-процессуального права сформулирована на основе более общего конституционного предписания, согласно которому: “Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом” (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ).

Насколько преступления опасны для граждан, общества и государства, настолько же сурова ответственность, которой подвергаются совершившие преступления лица.

Поэтому требование уполномоченных государственных органов привлечь определенного гражданина к уголовной ответственности, естественно, вызывает с его стороны возражения, не считаться с которыми государство, уважающее достоинство личности, не вправе.

Возникает правовой спор между государственными органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, с одной стороны, и лицом, обвиняемым (подозреваемым) в совершении преступления – с другой.

Конституционные права личности могут быть ограничены не только вследствие привлечения лица к уголовной ответственности и применения к нему наказания.

В некоторых случаях установление истины об обстоятельствах преступления и лице, его совершившем, требует ограничения гарантированных Конституцией РФ прав на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч.

1 ст. 23), на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23), на неприкосновенность жилища (ст. 25) и др.

Перечисленные права и свободы могут подвергаться ограничению вследствие заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу, производства обыска в жилище, контроля и записи телефонных и иных переговоров и других процессуальных действий.

Конституционный Суд РФ отметил, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) и спорить с государством в лице любых его органов. Никто не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинства, а также всех связанных с ним прав .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна // Собрание законодательства РФ. 1995. N 19. Ст. 1764.

Выступая во взаимоотношениях с государством в качестве равноправного субъекта, личность не должна подвергаться ограничениям конституционных прав и свобод произвольно или на основании одностороннего решения государственных органов или должностных лиц, осуществляющих публичное уголовное преследование.

Требование об ограничении конституционных прав и свобод личности, выдвинутое стороной обвинения, порождает между нею и гражданином правовой спор.

Принятие в подобных условиях следователем или прокурором в одностороннем порядке решения, ограничивающего конституционные права и свободы личности (например, о заключении обвиняемого под стражу или о производстве обыска в жилище), означало бы нарушение известного правила “neno judex in causa sua” (никто не судья в своем деле), противоречило бы конституционному принципу состязательности сторон. Государственные органы, настаивающие на применении к гражданину подобных ограничений, обязаны обосновать их необходимость, а решение должно приниматься объективным, беспристрастным и независимым арбитром.

Неизбежность возникновения в юридической практике любого государства правовых споров объективно обусловливает потребность в правосудии – деятельности, направленной на их разрешение. Однако не всякая деятельность, приспособленная для разрешения спорных ситуаций, возникающих в сфере практической юриспруденции, может именоваться правосудием.

В свое время осознание потребности в создании государственного механизма, который обеспечивал бы объективное и беспристрастное разрешение правовых споров, привело европейскую цивилизацию к идее разделения властей, предполагающей выделение судебной ветви власти, главной функцией которой должно было стать отправление правосудия.

Статья 18 Конституции РФ определяет назначением правосудия обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

Это предполагает необходимость организации правосудия таким образом, чтобы решения, принимаемые по правовым спорам, отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Достижение такого результата зависит от множества факторов, среди которых немаловажную роль играют правовое и фактическое положение субъекта, которому государство и народ доверяют отправление правосудия, а также процессуальная форма рассмотрения дела.

Поскольку сторонами в правовых спорах могут выступать не только отдельные граждане, но также наделенные властными полномочиями органы и должностные лица государства, носители судебной власти должны обладать реальной независимостью, которая исключала бы любую возможность оказания давления на субъекта принятия решения.

От того, насколько объективными, беспристрастными и профессиональными будут органы судебной власти, зависит в конечном итоге уровень защищенности прав и законных интересов личности. Учитывая то обстоятельство, что человек, его права и свободы признаны в России высшей ценностью (ст.

2 Конституции РФ), укрепление независимости и авторитета судебной власти, стоящей на защите прав личности, можно без колебаний отнести к важнейшим задачам правового государства. Поэтому в Конституции РФ и федеральном законодательстве содержится комплекс предписаний, направленных на обеспечение независимости и высокого профессионализма носителей судебной власти.

Реализация этих предписаний на практике превращает правосудие в универсальный механизм, активно используемый государством для разрешения правовых споров, независимо от того, в какой сфере общественной жизни они возникают.

В современных условиях деятельность, направленная на разрешение правовых споров, становится правосудием только тогда, когда ее осуществление возложено на органы судебной власти. Положение, занимаемое судом в правовом государстве, гарантии неприкосновенности и независимости судей являются неотъемлемыми элементами качественной характеристики правосудия.

Суд, лишенный независимости, не может вершить правосудие. Вернее, то, чем будет заниматься суд, нельзя будет именовать правосудием.

С другой стороны, особое положение суда в правовом государстве и его высокое предназначение дают основание любую деятельность, осуществляемую органами судебной власти (судами) в соответствии с требованиями Конституции РФ и законов, именовать правосудием.

Принцип осуществления правосудия только судом предполагает, что любые вопросы, отнесенные Конституцией РФ или законами к исключительной компетенции судебной власти, могут разрешаться только судом. Закрепленный в ч. 1 ст.

49 Конституции РФ принцип презумпции невиновности гласит: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Из приведенного положения следует, что принять решение о признании лица виновным в совершении преступления вправе только суд. Кроме того, в Основном Законе государства определен перечень прав и свобод личности, ограничение которых допускается только на основании судебного решения, т.е. в рамках правосудия (ч. 2 ст. 22, ч. 2 ст.

23, ст. 25, ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Руководствуясь указанными конституционными нормами, законодатель установил в ст.

29 УПК, что только суд правомочен: признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание; принимать решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога, о продлении срока содержания под стражей, о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, о производстве обыска и (или) выемки в жилище и др.

Вместе с тем разнообразие ситуаций, встречающихся в правоприменительной практике, не позволяет предусмотреть в законе исчерпывающий перечень вопросов, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда. Поэтому важно, чтобы практические работники глубоко понимали сущность и значение правосудия и в своей деятельности руководствовались принципом осуществления правосудия только судом.

В ходе расследования по уголовному делу по обвинению гражданина А.И. Головкина – директора Калининградского филиала ООО “Уния” в совершении преступлений, предусмотренных п. п. “а” и “б” ч. 2 ст. 171 и ч. 2 ст.

199 УК РФ, должностными лицами следственного отдела при Западном управлении внутренних дел на транспорте МВД России на основании ст. ст.

81 и 82 УПК РФ были признаны вещественными доказательствами, приобщены к уголовному делу и затем как изъятые из незаконного оборота переданы для технологической переработки более 1,16 млн. литров алкогольной продукции, поступившей в адрес филиала ООО “Уния” из Бельгии и ФРГ.

А.И. Головкин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой утверждал, что положение п. 3 ч. 2 ст.

82 УПК РФ, согласно которому вещественные доказательства в виде изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются, позволяет осуществлять конфискацию принадлежащего гражданам имущества без соответствующего судебного решения и тем самым не соответствуют ч. 3 ст. 35 Конституции РФ. Рассмотрев жалобу А.И. Головкина, Конституционный Суд РФ в Определении от 10 марта 2005 г. N 97-О указал следующее:

Согласно ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом (ч. 1), каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им (ч. 2), никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть 3).

В результате применения положения п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК РФ происходит не временное изъятие имущества, а его отчуждение, лишение собственника или владельца его имущества, в связи с чем закрепленное в ч. 3 ст.

35 Конституции РФ право может считаться обеспеченным лишь при условии, что решение о технологической переработке или уничтожении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции будет принято судом исходя из конституционно признанных целей и с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 97-О по жалобе гражданина Головкина Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части 12 статьи 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Постановления Правительства Российской Федерации “Об утверждении Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции” // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 5. С. 51 – 55.

Во всех случаях, когда встает вопрос об ограничении конституционных прав личности, уполномоченные государственные органы и должностные лица обязаны обращаться в суд. При этом в необходимых случаях нормы уголовно-процессуального права должны применяться по аналогии.

В ч. 1 ст. 47 Конституции РФ закреплено важное правило, согласно которому никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Как разъяснил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, подсудность дел должна определяться законом, закрепляющим критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком конкретно суде подлежит рассмотрению то или иное уголовное дело. Это позволило бы суду и участникам процесса избежать неопределенности в данном вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посредством правоприменительного решения, используя дискреционное полномочие правоприменительного органа или должностного лица, т.е. определять подсудность дела не на основании закона .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2000 г. N 69-О по запросу Московского областного суда о проверке конституционности статьи 421 УПК РСФСР // Российская газета. 2000. 15 июня.

Уголовно-процессуальное законодательство содержит четко сформулированные правила подсудности (ст. ст.

31 – 36 УПК РФ), на основе которых определяется тот единственный суд, который вправе разрешить конкретное уголовное дело.

Тем самым обеспечиваются гарантии, препятствующие произвольной передаче заинтересованными лицами уголовного дела из одного суда в другой с целью добиться принятия органами судебной власти “нужных” решений.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/32043-princip-osushhestvleniya-pravosudiya-tolko-sudom

Принцип осуществления правосудия только судом | Студент-Сервис

Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в

«Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом» (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), т.е. правосудие по уголовным, гражданским, административным и иным делам в соответствии с Конституцией России может осуществлять только суд.

Применительно к правосудию по уголовным делам Конституция устанавливает, что «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст.

49). И вышеуказанное положение конкретизируется в ч. 1 ст. 4 ФКЗ «О судебной системе РФ», где говорится: «Правосудие в РФ осуществляется только судами, учреждёнными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом.

Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным законом, не допускается».

Об этом же говорится и в ФКЗ «О судах общей юрисдикции» (ст. 5 п. 1): «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом».

Статья 8 УПК РФ устанавливает: «Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом», и только суд в своём приговоре может признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть уголовному наказанию.

В отношении ключевого положения суда, его исключительной роли в осуществлении правосудия по гражданским делам положения ст. 118 Конституции России конкретизируются в соответствующих нормах ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ.«Судебная власть в Российской Федерации, – как указано в ч.

1 ст. 1 ФКЗ «О судебной системе РФ», – осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия».

Конституция не только чётко определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и устанавливает порядок назначения судей федеральных судов основного и среднего звена – Президентом РФ, а судей высшего звена по его представлению – Советом Федерации.

Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией РФ правила о несменяемости и неприкосновенности судей (ч. 1 ст. 121, ч. 1 ст. 122).

Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст.

10), но и, как никогда прежде, на высшем законодательном уровне предусмотрела правовые средства обеспечения независимости судей.

В развитие положений ст. 118 Конституции РФ в ФКЗ «О судебной системе РФ» дан полный перечень федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (ч. 3 ст. 4).

В соответствии со ст. 4 ФКЗ «О судебной системе РФ» в Российской Федерации действуют федеральные суды и суды субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему РФ.

В систему федеральных судов указанным федеральным конституционным законом отнесены:

  • Конституционный Суд РФ;
  • Верховный Суд РФ;
  • верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суды автономных округов; районные, городские, межрайонные суды (районные); военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;
  • арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, специализированные арбитражные суды, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Наряду с системой федеральных судов ФКЗ «О судебной системе РФ» в ч. 4 ст. 4 предусмотрел наличие судов субъектов РФ. К ним отнесены: конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые судьи (являющиеся судьями судов общей юрисдикции).

Суду предоставлены исключительные полномочия по осуществлению правосудия потому, что ни один другой государственный орган не обладает такими возможностями, как суд, для принятия решения на основе непосредственного всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбирательства при обеспечении состязательности и равноправия сторон.

В соответствии с нормами УПК РФ в стадии судебного разбирательства находит наиболее полную реализацию вся система принципов судопроизводства и правосудия.

В этой стадии уголовного судопроизводства более широкие права, чем на других этапах процесса, предоставлены обвиняемому (подсудимому), его защитнику и законному представителю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

Всё это обеспечивает именно суду наибольшие возможности для установления объективной истины и вынесения справедливого приговора.

При этом в законе установлено, что приговор суда может быть изменён или отменён только вышестоящим судом по основаниям, перечисленным в уголовно-процессуальном законе.

Сказанное можно дополнить указанием на то, что суд обосновывает свой приговор лишь доказательствами, рассмотренными в судебном разбирательстве (ст. 274 УПК РФ – Порядок исследования доказательств).

Таким образом, в своих выводах суд не только не связан мнениями следователя, проводившего предварительное расследование, и прокурора, утвердившего обвинительное заключение и осуществляющего уголовное преследование в судебном разбирательстве, но не связан и доказательствами, собранными на предварительном следствии и представленными суду. В результате судебного разбирательства суд может вынести обвинительный или оправдательный приговор. Обвинительный приговор суд не обязательно выносит по тому обвинению, которое сформулировано в обвинительном заключении. Во-первых, это обвинение суд может изменить до судебного разбирательства. Во-вторых, хотя судебное разбирательство производится лишь по тому обвинению, по которому назначено слушание дела, суд вправе изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В системах судов общей юрисдикции и арбитражных судов правосудие осуществляют суды первой инстанции, апелляционной и надзорной инстанций. Рассмотрение дел по первой инстанции осуществляют как судьи единолично, так и суды в коллегиальном составе.

Коллегиальное рассмотрение дел по первой инстанции осуществляется судом в составе трёх профессиональных судей, а по ходатайству обвиняемого (в случаях, предусмотренных законом) – в составе судьи и двенадцати присяжных заседателей.

Рассмотрение дел в порядке надзора – в составе не менее трёх судей федерального суда общей юрисдикции (УПК РФ Ст. 30 – Состав суда).

Конституционный Суд РФ рассматривает дела только в коллегиальном составе. При этом решение Конституционного Суда обязательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после провозглашения (ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»).

Впервые принцип осуществления правосудия только судом был закреплён в законодательном порядке в конце 50-х – начале 60-х гг. Поводом послужили выявление и широкая огласка проводимых репрессивных мер в 20 – 40-х и начале 50-х гг.

в отношении невиновных граждан Советского Союза, когда «суд» вершили «особые совещания», «тройки», «двойки». И сегодня установление запрета на создание чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ, ч. 1 ст.

4 ФКЗ «О судебной системе РФ») является одной из важнейших гарантий реального обеспечения прав человека и гражданина, предусмотренных Конституцией России (ст. 45 – 52).

Источник: https://student-servis.ru/spravochnik/printsip-osushhestvleniya-pravosudiya-tolko-sudom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.