Является ли жена третьим лицом

Третьи лица в сделках с недвижимостью

Является ли жена третьим лицом

Последнее обновление: 06.12.2018

В формулировках нашего законодательства, и в Договоре купли продажи квартирымы периодически натыкаемся на упоминание о третьих лицах, и их не очень понятных правах. О чем здесь речь? И что это за права третьих лиц в сделках с недвижимостью?

Слово «третьи» подразумевает, что в обычной сделке купли-продажи квартиры непосредственно участвуют две стороны договора, но при этом в природе могут существовать и другие персонажи (третья сторона), которые также имеют некоторые права в отношении предмета договора (квартиры). Или думают, что имеют такие права, и пытаются их реализовать через суд (иногда успешно).

Это могут быть претензии как на право собственности, так и на право пользования квартирой.

Термин «третьи лица» – широко применяется в гражданском законодательстве, но четкого определения там не имеет.

Опасность «третьих лиц» в недвижимости заключается в том, что их права здесь могут быть неявные. Т.е. они не всегда явно выражены (например, родственные связи владельца квартиры, или нарушенные права предыдущих владельцев квартиры), и эти права не всегда можно отследить по типовому набору документов на квартиру.

Тем не менее, эти самые «третьи лица» могут иметь законную возможность оспорить сделку, и предъявить свои права (притязания) на квартиру.

Если такие правопритязания приняты судом, и по ним начата судебная тяжба, то сведения об этом передаются в Росреестр, и там в единой базе прав на недвижимость ставится пометка, что на такую-то квартиру в настоящий момент существуют правопритязания. Покупатель такой квартиры может узнать об этом из Выписки из ЕГРП.

Как передавать деньги через банковскую ячейку в сделке купли-продажи квартиры – смотри в Глоссарии по ссылке.

Кто же такие эти третьи лица в сделках с недвижимостью?

Третьими лицами в сделках называют тех, кто НЕ является стороной Договора купли-продажи (ДКП), т.к. не имеет в данный момент прав собственности на квартиру, но может претендовать на них, или иметь другие права на квартиру, например, право пользования.

Кто же может выступать в роли этих самых «третьих лиц»?

Третьими лицами могут быть, например:

  • Супруг владельца квартиры, который не вписан в Свидетельство о регистрации права, но может иметь право на квартиру, в силу закона (см. в Глоссарии – «Право общей совместной собственности супругов»);
  • Наследник, который неожиданно объявился уже после оформления наследства на текущего собственника (см. в Глоссарии – «Наследование недвижимого имущества»);
  • Человек, не являющийся наследником, но имеющий право пользования квартирой в силу завещательного отказа (см. в Глоссарии – «Наследование недвижимого имущества»);
  • Прописанные в квартире, но не имеющие прав собственности, родственники владельца (см. в Глоссарии – «Право пользования квартирой»);
  • Пользователи приватизированной квартиры, отказавшиеся в свое время от ее приватизации (см. в Глоссарии – «Продажа приватизированной квартиры»);
  • и т.п.

Таким образом, «третье лицо» может даже не оспаривать совершенную сделку и не лишать Покупателя права собственности, но существенно его ограничить, предъявив свои претензии на пользование квартирой.

Как предусмотреть такие случаи, описано в нашей ПОШАГОВОЙ ИНСТРУКЦИИ по подготовке сделки с квартирой.

Онлайн-заказ Выписки из ЕГРН и другие СЕРВИСЫ для покупки квартиры – ЗДЕСЬ.

Если купил квартиру по ДДУ до брака, а собственность оформил уже в браке, то будет ли квартира общей собственностью супругов?

Какие бывают права третьих лиц?

Права третьих лиц в сделках с недвижимостью могут выражаться в:

Еще один вид права третьих лиц возникает при продаже комнаты в коммунальной квартире, а также при продаже доли в квартире. И в том и в другом случае имеется ввиду – право преимущественной покупки.

https://www.youtube.com/watch?v=iZ0YnbGJTME

Риск нарушения прав третьих лиц присутствует в сделках с квартирами на «вторичке» практически всегда, в той или иной степени. Многие Покупатели, выбирая квартиру на вторичном рынке, даже не осознают этого риска. Во многих случаях ни юристы, ни риэлторы не могут поручиться за отсутствие в природе «третьих лиц», но снизить этот риск – вполне возможно.

Чтобы избежать данного типа риска совсем, можно отказаться от вторичного рынка, и выбрать квартиру на «первичке».

Если же душа тянется именно ко «вторичке», то этот риск снижается пунктуальным анализом документов на квартиру, выявлением возможных прав третьих лиц (см. перечень выше), и соответствующими защитными действиями, описанными в ИНСТРУКЦИИ для каждого отдельного случая.

Снизить риск покупки квартиры, связанный с нарушением прав третьих лиц на «вторичке», можно также путем подготовки и заверения сделки у нотариуса.

В чем риск покупки приватизированной квартиры? Нюансы приватизации. Что нужно знать Покупателю – см. по ссылке в Глоссарии.

В общем случае (если иное не установлено законом), после продажи квартиры, члены семьи бывшего владельца (т.е. «третьи лица») теряют право пользования этой квартирой (п.2, ст.292 ГК РФ).

Исключение (то самое – «иное» из статьи закона) здесь предусмотрено для тех, кто в свое время написал отказ от приватизации этой квартиры, и получил, таким образом, бессрочное право пользования ею.

Кроме того, ст. 460 ГК РФ прямо указывает, что Продавец обязан передать квартиру свободной от прав третьих лиц. И это же обязательство должно быть прописано в Договоре купли-продажи (ДКП) квартиры.

В то же время п.1, ст. 558 ГК РФ говорит о том, что если в продаваемой квартире кто-либо из ее жильцов сохраняет право пользования этой квартирой после ее отчуждения, то это должно быть прямо указано в ДКП, и это является существенным (т.е. обязательным) условием договора.

Если в процессе анализа документов обнаруживается присутствие этих самых «третьих лиц» (или даже подозрение на их присутствие), полезно будет получить по этому вопросу дополнительную консультацию юриста применительно к конкретной сделке.

Мошенничество с квартирами. Поучительные истории с примерами из практики.

Но самой надежной (хоть и дорогой) защитой от возможных правопритязаний со стороны третьих лиц является страхование Титула на квартиру (подробнее о типах страхования в недвижимости – см. по ссылке).

Третьи лица, равно как и непосредственные участники сделки купли-продажи квартиры имеют право предъявлять претензии и подавать иск в суд только в пределах допустимого срока исковой давности в сделках с недвижимостью.

Сопровождение сделки опытным юристом снижает риски ВСЕГДА (особенно для Покупателя квартиры).
Услуги профильных юристов по недвижимости можно найти ЗДЕСЬ.

«СЕКРЕТЫ РИЭЛТОРА»:

Порядок организации сделки купли-продажи квартиры смотри на интерактивной карте ПОШАГОВОЙ ИНСТРУКЦИИ (откроется во всплывающем окне).

Источник: https://kvartira-bez-agenta.ru/glossarij-rieltora/treti-lica-v-sdelkax/

Квартира оформлена мужем на родителей: как признать общим имущество, купленное одним из супругов до расторжения брака, и разделить его

Является ли жена третьим лицом

Если мы обратим внимание на статистику заключаемых и расторгаемых браков в Российской Федерации, то можно сделать вывод о том, что вопрос раздела совместно нажитого имущества сейчас поднимается между супружескими парами достаточно часто, потому что ежегодно фиксируется достаточно большое количество разводов. И прежде, чем идти в суд с заявлением о разделе имущества, необходимо понять — а на что вообще можно рассчитывать в отношении того имущества, которое было приобретено?

Что такое совместно нажитое имущество и может ли к таковому относиться приобретенное в браке, но оформленное на третьих лиц?

Семейные отношения, которые имеют место существовать между супругами, в нашей стране регулируются достаточно подробно. Главным регулятором является Семейный кодекс Российской Федерации. И именно на его плечи возложена обязанность регулировать вопросы, связанные с имуществом супругов.

Рассмотрим, что можно рассматривать в качестве совместной собственности и что может быть разделено в ходе соответствующего судебного процесса.

Для ответа на этот вопрос я считаю необходимым обратиться к положениям статьи 34 Семейного кодекса. Эта статья дает исчерпывающий ответ на вопрос о том, что следует понимать под совместной собственностью супругов.

В качестве такой собственности (или имущества, если дословно цитировать положения указанной статьи) следует рассматривать все доходы супругов, которые они получают от осуществляемой ими деятельности (например, от предпринимательской, творческой и т. п.), а также все то, что за счет таких средств было приобретено.

При этом, если один из супругов в период брака не работал, потому что занимался домашним хозяйством или воспитанием детей (сейчас это правило чаще всего действует в отношении женщин, которые нередко не выходят из отпуска по уходу за ребенком, а продолжают вести дом и воспитывают детей по достижении последними трехлетнего возраста), то такой супруг имеет такое же право на общее имущество, как если бы он работал и зарабатывал. Конечно, если нет исключения из этого правила в виде подписанного брачного контракта или нотариального соглашения об установлении режима владения и пользования имуществом.

А вот если в официально оформленном браке было куплено какое-либо имущество, но, говоря казенным языком, оно было оформлено на третьих лиц, например, на маму мужа, то оно общим считаться не может, даже если покупка была совершена на средства, взятые из семейного бюджета или за счет кредитных средств, возврат которых происходит из общих средств.

На моей практике чаще всего такая ситуация случается с приобретением недвижимости, когда один из супругов хочет подготовить для себя «подушку безопасности» на случай расторжения брака и вероятного раздела имущества. Для этого купленное имущество оформляется на кого-то из родственников, с которым в последующем при эксплуатации этого имущества не возникнет каких-либо споров.

Возможности доказательства приобретения имущества, оформленного на третьих лиц, в браке и признания его общим, если оно оформлено на третьих лиц

Соответственно, если есть имущество, которое было куплено в браке на общие средства, взятые из семейного бюджета, но оформлено на стороннего человека, возникает вопрос о возможности доказательства того, что оно все-таки является общим.

Оговорюсь сразу: практически в ста процентах случаев суды при рассмотрении таких дел отказывают в признании того, что имущество является совместным с супругом и приобретено в браке. Это связано с исчерпывающей позицией Семейного кодекса.

И здесь надо опираться уже не только на позицию статьи 34, но и обратить внимание на статьи 37 и 38, которые устанавливают правила раздела собственности.

Так, если супруги приобрели в браке имущество, которое оформили на одного из них, но покупка была из общих семейных средств, то оно будет однозначно делиться, так как будет признано судом совместно нажитым.

А вот если покупка была оформлена на третье лицо, например, на маму одного из супругов, то здесь придется приложить достаточно большое количество усилий для того, чтобы доказать, что оно общее.

Пример из практики

Рассмотрим такой пример. Женщина и мужчина прожили достаточно длительный промежуток времени вместе в официально зарегистрированном браке.

В этом союзе родились дети, в отношении которых не возникает сомнений по родству – отец не оспаривает своей «причастности» к их появлению. В какой-то момент брак начинает постепенно катиться к закату.

Об этом знают все друзья и родственники семьи, так как никто не делает из этого тайны. На имя мужа открыт счет в банке, где хранится определенная денежная сумма, которая там набиралась все время, что существовал брак.

В этот период, когда уже расторжение брака не за горами (но заявление в суд еще не подано), муж закрывает счет, снимает оттуда все денежные средства, берет кредит и покупает на имя мамы квартиру-студию. После покупки происходит подача заявления на расторжение брака.

Вопрос: можно ли признать это имущество совместно нажитым и подать на его раздел?

Ответов здесь несколько.

Первый — и самый очевидный, что бывшей супруге в ходе раздела имущества рассчитывать не на что, так как имущество приобретено на третье лицо.

Однако есть и второй ответ, более сложный и требующий доказательственного подхода в суде. Сложность его связана с целым рядом обстоятельств.

Во-первых, покупка совершена с использованием части средств, которые были накоплены ранее и лежали на счете, который может расцениваться, как совместный (вспомним часть 3 статьи 34 Семейного кодекса про право на совместное имущество лица, которое не работает по уважительной причине).

Во-вторых, очевидно желание супруга избежать раздела и денег, и приобретенного имущества, так как о скором разводе знали все лица, которые могут быть расценены судом, как свидетели в ходе проведения бракоразводного процесса (развод будет проходить через суд, потому что есть несовершеннолетние дети, в отношении которых надо определять режим проживания и режим содержания, то есть выплаты алиментов). В-третьих, супруг взял кредитные средства, выплату которых производил из семейного бюджета, так как выплаты начались до расторжения брака. Как результат, если найти грамотного юриста, который возьмется за подготовку доказательной базы в таком, казалось бы, заведомо невыигрышном деле, можно убедить суд в том, что эта квартира — совместно нажитое имущество, которое просто оформлено на третье лицо.

Самым простым выходом в этой ситуации будет являться тот случай, когда имущество супруг приобрел на себя (в нашем случае — квартиру), а потом оформил договор дарения (дарственную) на третье лицо (при этом нет разницы, является ли это лицо близким родственником или нет). В этом случае будет происходить процесс признания сделки мнимой.

Возможности признания сделки мнимой

23 июня 2015 года Пленум Верховного суда Российской Федерации издал Постановление №25, посвященное применению судами различных положений, содержащихся в Разделе 1 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В нашем вопросе, то есть в вопросе возможности включения в состав общего имущества собственности третьих лиц, которое на них было оформлена одним из супругов в браке, особого внимания заслуживает пункт 86 данного Постановления, который посвящен тому, что следует считать мнимой сделкой. В соответствии с содержанием данного пункта под мнимой сделкой будет пониматься такая сделка, совершение которой не несло каких-либо правовых последствий для сторон.

Что это означает?

Если говорить о нашем примере, то можно разъяснить следующим образом: несмотря на то, что супруг приобрел квартиру и подарил ее своей маме (то есть совершил безвозмездную сделку по дарению), правовых последствий ни для кого эта сделка не принесла, так как пользоваться квартирой продолжил супруг, а сама сделка проводилась для того, чтобы исключить квартиру из общего имущества и не допустить ее раздела.

Для того чтобы сделка носила формальный вид (то есть якобы соответствовала действительности), было осуществлено оформление актов приема-передачи имущества, а также переоформление права собственности, что дало право, с юридической точки зрения, считаться ей действительной. По факту же имущественное положение супруга не изменилось, так как он продолжил распоряжаться данным имуществом.

Такую сделку вполне можно признать мнимой (по решению суда), а имущество в данном случае поступит в общую массу и будет подлежать обязательному разделу в случае наличия соответствующего заявления. Однако для того, чтобы доказать факт мнимой сделки, в суд придется предоставить все материалы, которые имеются у истца (то есть у лица, заинтересованного в оспаривании договора дарения), подтверждающие его слова. Не станут исключением в этом случае и свидетельские показания.

Если говорить в целом, то процесс признания имущества совместно нажитым, особенно если оно оформлено на третьих лиц, является достаточно сложным по своей сути.

Потому что потребует тщательной подготовки, с точки зрения предоставления доказательств того, что имущество может быть расценено, именно как совместное.

Однако, как показывает практика, пусть и в ограниченном ее виде, случаи вынесение положительного в пользу истца решения в настоящее время все же встречаются при условии, что суду предоставлена исчерпывающая информация о фактическом состоянии дел в прекращающей свое существование семье.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/semejnoje/razdel/otsudit-imuschestvo.html

Договор и третьи лица

Является ли жена третьим лицом

Из признания гражданского оборота совокупностью сделок непосредственно следует, что договор с момента его заключения составляет определенную часть гражданского оборота. И в этом своем качестве каждый в отдельности договор может быть противопоставлен всему остальному обороту.

Соответственно контрагенты таким же образом противостоят остальным участникам гражданского оборота. Имея в виду указанное противопоставление, законодатель использует параллельно с термином “сторона” в качестве его коррелята “другое лицо”.

Это последнее обладает одним, исключительно негативным признаком: “другое лицо” – любой участник оборота, не являющийся стороной в договоре. Например, желая подчеркнуть абсолютный характер прав арендатора на продление срока аренды после его истечения, п. 1 ст.

621 ГК указывает на то, что соответствующая сторона обладает таким правом преимущественно перед “другими лицами”, т.е. перед любым и каждым.

Или другой пример: на подрядчика возлагается обязанность устранять обнаруженные недостатки выполненной им работы, если они создают опасность не только для заказчика, но и для любых иных лиц. Этих последних п. 2 ст. 737 ГК также называет “другими лицами”.

Отдельно взятый договор может быть только искусственно вычленен из оборота.

В действительности по поводу осуществления договорных прав и обязанностей контрагенты вступают в различного рода связи с определенными из числа “других лиц”.

Все они – те, кто, не будучи его сторонами, своими действиями определенным образом воздействуют на динамику правоотношения, в том числе договорного, именуются “третьими лицами”.

Третье лицо – это тот, кто, не относясь к числу контрагентов, оказывается в юридически значимой связи с одним из них либо с обоими. Отмеченное обстоятельство потребовало от законодателя с учетом особенностей такого рода связей создавать специально посвященные им нормы.

Термин “третье лицо” широко использовался и используется не только в гражданско – процессуальном, но и в гражданском материальном праве.

Достаточно указать на то, что упоминание по тому или иному поводу о третьих лицах содержится примерно в 70 статьях первой и второй частей ГК, посвященных как договорным, так и иным правоотношениям. Связи с участием третьих лиц являются не только широкими, но и многообразными.

Это вызывает необходимость определенным образом классифицировать статус третьих лиц применительно к характеру правоотношений, в которых они участвуют, и прежде всего к договорам, выступление в которых третьих лиц особенно важно.

Попытку такой классификации предприняла в свое время Е.Н. Данилова. В работе “Ответственность должника за действия третьих лиц, участвующих в исполнении договоров” она выделила четыре существенно отличных один от другого случая участия третьих лиц, избрав в качестве квалификационного признака основания их выступления.

К первой группе был отнесен специальный договор, построенный по модели страхования гражданской ответственности, когда “основанием обязательства является договор, но не между ответчиком (должником) и потерпевшим… а между ответчиком и вредителем.

м обязательства при страховании гражданской ответственности, как и при обязательствах, возникающих из недозволенных действий, является возмещение ущерба”. Ко второй группе отнесены сделки, заключенные третьим лицом – представителем. К третьей – нарушения ответчиком обязанности по выбору или надзору.

И наконец, четвертую составила группа ситуаций, которые являлись предметом исследования автора: “Простое следствие того, что должник, допустив третье лицо к участию в исполнении договора или осуществлении прав по нему, не исполнил из-за действий третьего лица договора и тем нанес ущерб кредитору”.

——————————–

См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 8.

Приведенная классификация не вполне соответствует своему назначению, поскольку, во-первых, охватывает узкий круг случаев, связанных с участием третьих лиц, и, во-вторых, в ней отсутствует единый критерий, что служит, как неоднократно подчеркивалось, обязательным требованием к любой классификации .

——————————–

Термины “другое лицо” (или адекватный ему – “любое лицо”), а также “третье лицо” весьма распространены и используются за пределами договорного права. Четкое различие между обоими видами участников проведено, например, в ст. 1067 ГК.

В первой ее части, когда говорится вообще о возможных потерпевших от действий любого, кто находится в состоянии крайней необходимости, применяется термин “другое”, т.е. “любое”, лицо.

А во второй (где идет речь о возможности для суда возложить обязанность возместить вред непосредственно на того, в чьих интересах действовал причинитель) имеется в виду вполне конкретный субъект – “третье лицо”.

В некоторых случаях ГК именует третьим лицом того, кто находится в юридической связи с носителем абсолютного права. Так, ст. 138 ГК под “третьими лицами” подразумевает тех, кто получил согласие носителя интеллектуальной собственности на использование соответствующего ее результата.

Аналогичные примеры можно найти в любых иных главах (разделах) Кодекса. И повсюду сохраняется основной признак третьего лица: связь с одной или обеими сторонами правоотношения, определенная юридически значимым образом.

На наш взгляд, создать одноуровневую классификацию вряд ли удастся. По этой причине предлагается, не претендуя на ее полноту, провести классификацию по нескольким ступеням.

На первой разграничиваются третьи лица, выступающие от собственного имени и от имени стороны в договоре.

Дальнейшее деление, относящееся только к тем, кто выступает от собственного имени, может быть проведено исходя из критерия поставленной сторонами цели.

Это позволяет выделить прежде всего случаи, в которых участие третьего лица составляет цель соответствующего правоотношения. Речь идет о договорах в пользу третьего лица.

Все остальные ситуации можно разделить с учетом того, с какой из сторон договора третьи лица связаны: пассивной, т.е. стороной должника, или активной – стороной кредитора.

Участие третьего лица на пассивной стороне выражается в одной из двух форм: третье лицо выступает как исполнитель обязательства или как пособник должника.

Что же касается связи третьего лица с активной стороной, то здесь можно говорить о принятии исполнения вместо кредитора третьим лицом и об адресованном третьим лицом одной из сторон в договоре требовании его исполнения.

Во всех случаях выступления третьего лица от имени стороны в договоре речь идет о совершении юридических действий, т.е. представительстве. Соответственно решающее значение для определения последствия действий такого третьего лица определяется тем, выступало ли оно в соответствии с предоставленными полномочиями или за их пределами.

Сторона несет ответственность лишь за юридические действия, совершенные третьим лицом в пределах полномочий, которыми он обладает. За свои фактические действия отвечает она сама.

Договор в пользу третьего лица составляет особую договорную конструкцию, принципиально отличную от всех остальных договоров, для которых характерно то, что они всегда заключаются в интересах самих сторон.

Рассматриваемому виду договоров посвящена специальная ст. 430 ГК (“Договор в пользу третьего лица”), которая внесла определенные изменения в его регулирование по сравнению с одноименной статьей ГК 64 (ст. 167).

Пункт 1 ст. 430 ГК следующим образом определяет соответствующий договор: по этому договору должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства.

Приведенное определение может показаться относящимся не к договору в пользу третьего лица, а к иной конструкции – договору об исполнении третьему лицу (см. о ней ниже). Однако последующие пункты ст. 430 ГК позволяют утверждать, что созданная ими конструкция действительно представляет собой “договор в пользу третьего лица”.

Основной смысл соответствующей конструкции лежит в предоставлении третьему лицу права самостоятельного требования к стороне по договору, в заключении которого третье лицо участия не принимало. Примером может служить договор перевозки.

Построенный по модели договора в пользу третьего лица, он порождает у грузополучателя (третьего лица) различные права, и в их числе право заявлять перевозчику, с которым непосредственно договора он не заключал, требования, возникшие вследствие утраты, повреждения или просрочки в доставке груза.

Необходимой предпосылкой для заключения такого договора служит несовпадение в одном лице грузоотправителя и грузополучателя.

Конструкция договора в пользу третьего лица используется в отношениях по страхованию и кредиту: это – договоры страхования жизни с назначением лица, которому должна быть выплачена страховая сумма; договоры страхования имущества его владельцами в пользу собственников; условные вклады в кредитные организации в пользу назначенного лица.

Для рассматриваемого договора характерны, как вытекает из ст.

430 ГК, по крайней мере такие элементы: третье лицо всегда противостоит в качестве кредитора одной из сторон первоначального договора (1); первоначальный договор в принципе создает у третьего лица права, а не обязанности (2); при отказе третьего лица от выговоренного права его обычно может осуществить сам контрагент, выступавший в роли кредитора (3).

Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы, по общему правилу, два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом согласия принять выговоренное в его пользу право; в договорах страхования третье лицо должно выразить свою волю после наступления страхового случая.

До завершения указанного юридического состава – получения согласия третьего лица на осуществление предоставленного ему права – контрагент может менять содержание договора (так, в соответствии со ст.

59 УЖД отправитель может изменить указанного в накладной грузополучателя до момента выдачи груза; правом изменять некоторые пункты договора обладает и страхователь).

Использование соответствующей конструкции возможно применительно как к односторонним, так и двусторонним договорам. В последнем случае обязанности по договору несет первоначальный контрагент (в частности, страхователь в соответствующем договоре). Однако после того, как третье лицо выразило свое согласие на вступление в договор, определенные обязанности могут быть возложены и на него.

Так, в силу ст. 200 КТМ в случае заключения договора морского страхования в пользу другого лица страхователь несет все обязанности по договору. Однако эти же обязанности возлагаются и на лицо, в пользу которого заключен договор, если заключение имело место по его поручению или хотя и без поручения, но выгодоприобретатель выразил на то свою волю.

: примечание.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/3-1-18-dogovornoe-pravo/34.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.